?

Log in

мне нужен крепкий здоровый сон

и я говорю совершенно всерьёз

но вот на дереве моём

созрел уже новый вопрос

вот-вот упадёт

на голову

его тяжёлый грустный плод:

летают ли осы в космос

и если да — как долог их полёт

Tags:

- Почему вы так дрожите? Волнуетесь, наверно?

- Волнуюсь не я, а туловище. Туловище дрожит от волнения. И душа, как следствие, волнуется вместе с ним. Точнее — наоборот. Душа волнуется, и туловище, с ней связанное, трепещет тоже. Но разум — нет. Мысленно я совсем не волнуюсь

- Вот как… у вас всё отдельно.

- Есть, правда, ещё дух, связанный с разумом. Но он сейчас улетел за пивом. Он уже не волнуется.

Tags:

***
сквозь медный панцирь проникает

свечи незрячей слабый свет,

но сердце-жук ползёт, сжимая

от холода грудную клеть;


огонь ладонью принимая,

боясь сгореть,

смотреть украдкой,

как изречением и́скры краткой

пчела огня снимает воск

и жалит, если тронуть пальцем,

но протяни огню ладонь

и прошепчи ему тихонько:

«огонь, огонь,

не тронь меня»;


на ломком острие свечи

язык огня неровно тонкий

ещё дрожит, как жёлтый лист,

и чей-то голос тихо дрогнет,

как неуверенный любовник,

в неловком слове о любви;


стекает, болью обжигая,

медовый воск

по кромке алой

вощёных сот,

вот солнце снова убежало

за горизонт,

за шар земной,

фитиль свечи

торчит, как жало,

огонь проходит по сквозной

и забирает из нутри*

всё, что тебе принадлежало,

весь шум эпохи заводной,

и оставляет только малость —

звук еле слышный,

но живой.


*сущ.

***
разъединив слова молчанием

той изначальной тишиной

над увядающим цветком

пчела беззвучия кричала

и корчилась как лист сухой

от приступа глухой печали:

ей на любовь не отвечали

цветы ни знаком

головы

кивком

ни запахом

они молчали

и только «часики» мерцали

на мёртвом поле

холодным

сонным угольком

Tags:

Незнакомые смотрят волками,

И один из них, может быть, я.


когда не помнят и не любят

сквозь горловые хрипы труб

страдающего гриппом сруба

прочесть свистящую метель

как речь в сочельник

повсюду снега серебро

в котором мутно тонут тени

тревожным сном

всё занесло

сквозь мокрый ельник

уже не видим свет свечей

бродячих стрелок колесо

мотает ночью ветер-мельник:

«ты чей? ты чей?»

зачем-то смотрит косозло

и где-то даже исподлобья

прохожий в добрый понедельник


куда теперь нас занесло

плетение дивное метели

всю эту длинную неделю —

жар и озноб

очнись в постели

как неуклюжее весло

бери лопату

твёрдых слов

греби

и разгребая бред на запад

борись опять с тяжёлым сном

не попадая в его лапы —

колких снегов

немых и жарких

психоделическое зло

***

Незнакомые смотрят козлами*

И один из них, может быть, я.

*косозло

Tags:

я — неблагоразумен, я — болен, у меня — душа, я — микроб

мама, мы все тяжело больны


едва ладонями потрогать

закостеневший тромб воды

и съёжиться

сквозь пламя кожи

вдруг ощутив тревожный лёд


в романе мы

душа — микроб

а значит мы уже больны

у нас снаружи пот

и слёзы

огонь непонятой вины

внутри

потопом в жилах кровь

и непредвиденные сны

мы так больны


а у вас?

Tags:

Dec. 1st, 2016

мрачней фигуры умолчания,

чернее гулкой тишины,

в пространстве медленной печали

ничем себя не намечая,

не налагать оковы слов,

как будто нет разлома

и отчаяния,

не оставляя очертаний —

ни ненависти, ни любви

и никаких

других следов,

чтоб легче было улетать

из припяти горелых пятен,

из дыр уродливой вины

в стерильный рай

гладких понятий

и чисел,

где все погрешности равны

и где никто не умирает.

Tags:

акварель

<вариант>


тревожный холод у реки,

неясный страх,

и гулки крики

в отдалении,

туман и оболок,

и блики,

мелькания синие,

круги в глазах

расходятся легко,

как волны,

и раздвигают воды

движения её руки,

и тонны сонных отражений

упали в обморок

и ждут,

когда разбудит их приют,

их сон глубокий

тень быстрой лодки,

губы волн

вдруг поцелует поплавок,

уроненный, как по наводке,

каким-то местным рыбаком

и всколыхнёт подводный дом

и зыбкий ил,

потом

опять уйдёт на дно,

утонет пробкой

в воде зелёной,

как в бутылке,

в глазах темно;


а ты один,

вдали от дома,

как монолог речной воды,

идёшь по тропке незнакомой,

сметая хвойные следы;

в глухом лесу седин еловых,

где пахнет тиной мокрый мох;


но утром пропадает страх,

как испаряется роса,

и колыбелью тёплый ветер

(он за тебя теперь в ответе)

качая сети серебра

над бездной морока и смерти,

снимает замершее тело,

незрелый плод оцепенелый,

и мнёт в руках;


потом нечаянно уронит

на ледяную плёнку трав,

как будто мёртвого ребёнка,

но с материнской теплотой

земля возьмёт

холодный прах

и похоронит,

а день, встречаясь с темнотой,

как поплавок,

в низине той,

в воде утонет.

Tags:

Проводник

душа моя, я твой харон,

безмолвный проводник,

по лестнице холодных волн

спускающий паром

в беспамятный аид;


я снова в сон чужой проник

и вижу дно реки,

в тумане мёртвом тонет крик —

огни так далеки;


я не узнаю, где мой дом,

посредник берегов,

плыву оторванным листом,

огромный лес застыл кругом,

глухое полотно;


моих следов уже нигде

не сможешь ты найти:

они растают на воде,

чтоб вновь произойти.

Tags: